Судебная практика ст 122 ук рф медицина

Приговор суда по ч. 2 ст. 122 УК РФ № 01-0706/2015 | Судебная практика


ПРИГОВОР ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ город Москва 12 октября 2015 года Бутырский районный суд города Москвы в составе председательствующего судьи Воронина А.В., при секретаре Сарыглар А.А.

с участием: — государственного обвинителя – помощника Бутырского межрайонного прокурора г.

Москвы Косоруковой А.Б., — потерпевшей ФИО, — подсудимого Алексеева Д.П., -защитника–адвоката Стасевича С.В. , рассмотрев в закрытом судебном заседании в порядке гл. 40 УПК РФ материалы уголовного дела № 1-706/15 в отношении: Алексеева Д.П., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.
40 УПК РФ материалы уголовного дела № 1-706/15 в отношении: Алексеева Д.П., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.

2 ст. , УСТАНОВИЛ: Алексеев Д.П. виновен в том, что совершил заражение ВИЧ-инфекцией, то есть заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни.

Так он, с ДД.ММ.ГГГГ., будучи поставленным в известность о том, что заражён вирусом иммунодефицита человека, в соответствии с требованиями Федерального закона «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызванного вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ -инфекции) № 38- ФЗ от 30.03.1995г (в ред.

Федерального закона № 421-ФЗ от 31.12.2014г), был обязан соблюдать соответствующие санитарно-гигиенические правила при половых контактах с лицами, не заражёнными этой инфекцией.

В период времени с ДД.ММ.ГГГГ.

по ДД.ММ.ГГГГ. Алексеев Д.П. заведомо зная о наличии у него ВИЧ-инфекции, проживая с потерпевшей ФИО , осознавая фактический характер и общественную опасность своих преступных действий и предвидя возможность наступления общественно-опасных последствий, регулярно вступал потерпевшей ФИО в незащищённый средствами контрацепции половой акт в естественной форме, не предупредив её о наличии у него ВИЧ-инфекции, заразил последнюю ВИЧ-инфекцией, которая была выявлена ДД.ММ.ГГГГ. в , после чего потерпевшая ФИО поставлена на диспансерный учёт в . Таким образом Алексеев Д.П. совершил заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни.

Суд удостоверился в том, что подсудимый Алексеев Д.П. осознаёт характер и последствия заявленного им ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке.

Ходатайство заявлено добровольно и после консультации с защитником. Государственный обвинитель и потерпевшая, не возражали о рассмотрении данного уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства.

С предъявленным обвинением по ч.

2 ст. подсудимый Алексеев Д.П. согласен в полном объёме в содеянном раскаялся.

Суд считает, что обвинение обосновано, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу и действия подсудимого Алексеева Д.П., суд квалифицирует по ч.

2 ст. , так как он совершил заражение ВИЧ-инфекцией, то есть заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни. При назначении подсудимому Алексееву Д.П. наказания, суд руководствуется требованиями ст.

учитывает характер и степень общественной опасности совершённого им преступления, обстоятельства его совершения, данные о личности подсудимого, влияние назначаемого наказания на исправление подсудимого и на условия жизни его семьи. Как смягчающие наказание Алексеева Д.П.

обстоятельства, суд учитывает . Обстоятельств, отягчающих наказание Алексеева Д.П., судом не установлено.

Назначая Алексееву Д.П. наказание в виде лишения свободы, суд считает возможным его исправление и перевоспитание без реального отбывания им наказания, в связи с чем, применяет положения ст.

об условном осуждении. Учитывая обстоятельства совершения преступления, степень общественной опасности и личность подсудимого Алексеева Д.П. оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую, в соответствии с положениями ч.

6 ст. суд не усматривает. В судебном заседании потерпевшей ФИО заявлен гражданский иск о возмещении морального вреда, причинённого преступлением на сумму *** рублей.

Подсудимый Алексеев Д.П. признал исковые требования частично. Рассмотрев заявленный потерпевшей ФИО гражданский иск, руководствуясь принципом разумности и справедливости, с учётом материального положения подсудимого, суд приходит к выводу о необходимости его удовлетворения, частично. На основании изложенного и руководствуясь ст.

На основании изложенного и руководствуясь ст.

316 УПК РФ, суд ПРИГОВОРИЛ Признать Алексеева Д.П. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.

2 ст. и назначить ему наказание в виде 2 (двух) лет лишения свободы.

На основании ст. назначенное Алексеева Д.П. наказание считать условным с испытательным сроком в течение 2 (двух) лет. Обязать Алексеева Д.П., в период испытательного срока являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства в установленное инспекцией время, не менять место жительства, без соответствующего разрешения органа, осуществляющего надзор за исполнением наказания.

Меру пресечения осуждённому Алексееву Д.П. до вступления приговора в законную силу оставить без изменения – в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Гражданский иск потерпевшей ФИО к осуждённому Алексееву Д.П.

удовлетворить частично, взыскать с осуждённого Алексеева Д.П, в пользу потерпевшей ФИО денежные средства в сумме *** рублей в счёт компенсации морального вреда, причинённого преступлением. В остальной части исковых требований – отказать. Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение десяти суток со дня провозглашения, а осуждённым в тот же срок, со дня вручения ему копии приговора.

Одновременно осуждённому разъясняется право участвовать в рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке, указав об этом в своей апелляционной жалобе или в возражениях на жалобы, представления, принесённые другими участниками уголовного процесса.

Председательствующий: А.В. Воронин

Проблемы практики применения статей 121, 122 УК РФ Текст научной статьи по специальности «Право»

ПРОБЛЕМЫ ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ СТАТЕЙ 121, 122 УК РФ В.С. Кувшинова, студент Научный руководитель: К.В.

Дядюн, канд. юрид. наук, доцент Российская таможенная академия (Владивостокский филиал) (Россия, г. Владивосток) DOI:10.24411/2500-1000-2019-11434 Аннотация.

В статье представлен анализ регламентации уголовной ответственности за умышленное заражение венерической болезнью/ВИЧ-инфекцией. Рассмотрены проблемы толкования и применения соответствующих криминообразующих признаков. В результате предложены некоторые рекомендации по совершенствованию действующего законодательного и правоприменительного подхода в исследуемой области.

В результате предложены некоторые рекомендации по совершенствованию действующего законодательного и правоприменительного подхода в исследуемой области. Ключевые слова: венерическое заболевание, ВИЧ-инфекция, уголовная ответственность, инфекционное заболевание, квалификация преступлений.

Передача и распространение инфекций половым путем, а также и другими способами в современном мире является серьезной криминологической, социальной, а также медицинской проблемой. Рост инфекций вызывается различными факторами жизни, такими как недостаточность развития социально-экономической сферы общества, снижение уровня жизни отдельных категорий граждан, отсутствие развития сексуальной культуры, популярность самолечения, фактор российского менталитета, деформация правосознания, юридическая безграмотность и другие. Многие из означенных обстоятельств связаны с отсутствием необходимой нормативно-правовой базы в сфере регулирования ответственности за распространение данных инфекций или же с проблемами правоприменения.

«Согласно данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) каждый год в мире заболевают венерическими заболеваниями около 250 миллионов человек»

[5, с. 164]. Безусловно, противодействие распространению инфекционных заболеваний в социуме носит комплексный характер. Немаловажную роль занимает уголовный закон.

Действующим Уголовным кодексом РФ предусмотрена ответственность за заражение венерическими заболеваниями и ВИЧ-инфекцией.

Изучая юридическую литературу, можно отметить снижение активности внимания к изучению соответствующих статей (121 и 122 УК РФ). Судеб- ная статистка по лицам, привлекаемым к уголовной ответственности за изучаемые деяния, также отражает уменьшение количества осужденных.

Думается, что это вызвано несовершенством конструкции статей и сложностью правоприменения.

Необходимо провести уголовно-правовой анализ означенных норм, который позволит выделить существующие проблемы. Статья 121 Уголовного кодекса предусматривает ответственность за заражение венерической болезнью.

Первое на что необходимо обратить внимание это то, что ни данная статья, ни Постановление Пленума Верховного Суда не закрепляют указанный термин, а также перечень венерических заболеваний.

Отыскать легитимный список данных заболеваний практически невозможно. Таким образом, большинство авторов необоснованно сужают или расширяют круг венерических заболеваний, что зачастую ведет к смешению таких различных понятий, как «венерические заболевания» и «заболевания, передающиеся половым путем».

То есть такой элемент состава преступления как предмет очень важен, так как точное установление конкретного вида венерического заболевания позволяет решить вопрос о привлечении виновного к уголовной ответственности.

Также необходимо отметить, что рассматриваемое деяние отнесено к преступлениям небольшой тяжести. Но ранее отмечалось, что тяжелая форма венерическо- го заболевания, а также оставленная без лечения (например, сифилис или гонорея) может привести к летальному исходу или поражению тканей.

Представляется, что содеянное возможно квалифицировать в означенных ситуациях по совокупности со статьями, устанавливающими ответственность за причинение вреда здоровью соответствующей степени тяжести.

Изучая юридическую литературу, можно выделить еще один спорный вопрос касаемо объективной стороны, а именно способа совершения преступления по ст. 121 УК РФ. Безусловно, объективная сторона выражена как в действии, так и бездействии, а способ совершения преступления не предусмотрен. Так, в Комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации под ред.

А.Э. Жалинского отмечается: «Спорным является вопрос о возможности заражения венерической болезнью не половым путем, а в результате нарушения санитарно-гигиенических правил, например, в случаях, когда лицо, заведомо знающее о том, что оно больно сифилисом, продолжает работу в детских учреждениях, учреждениях питания и т.д. Трудно согласиться с мнением, что здесь должна наступать ответственность по ст.

236 УК РФ, т. е. за нарушение санитарно-эпидемиологических правил» [9, с. 166]. Таким образом, представляется, что конкретизация способов все-таки необходима. Что касается субъективной стороны преступления, то между исследователями также существуют разногласия.

Так, по мнению некоторых авторов, вина в рассматриваемых деяниях может выражаться только в форме умысла.

В подтверждении своей точки зрения они ссылаются на ч. 2 ст. 24 УК РФ, хотя в соответствии с этой нормой, в отсутствии указания на неосторожность, форма вины будет зависеть от характеристики конкретного состава и может быть только умышленной, только неосторожной, или как умышленной так и неосторожной» [8, с. 128]. Также считается, что анализируемое преступление может быть совершено как с прямым, так и косвенным умыслом.

Некоторые авторы полагают, что совершение данного преступления с прямым умыслом невозмож- но, ведь тогда бы следовало квалифицировать содеянное как умышленное причинение вреда здоровью той или иной степени тяжести. Но сказанное нельзя считать убедительным, ведь лицо, болеющее венерическими заболеваниями, вполне осознает наличие болезни и в случае ее передачи ставит под угрозу чужое здоровье.

На данный момент существует только одно Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 8 октября 1973 г. № 15

«О судебной практике по делам о заражении венерической болезнью»

.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что на сегодняшний день существует множество неточностей касаемо формулировки статьи, а указанное Постановление устарело и не соответствует современным реалиям.

Вторая попытка законодателя противостоять распространению инфекции в соответствующей области — это ст.

122 УК РФ. По данным статистики: с увеличением количества заболевших ВИЧ-инфекцией наблюдается рост преступлений, предусмотренных ст. 122 УК РФ [6, с. 92]. Изучая литературу и практику по данному преступному деянию на сегодняшний день можно сделать вывод, что означенная статья имеет много неточностей и проблем правоприменения. Так, в самой диспозиции прослеживается противоречие относительно того, что состав является формальным, в то же время название статьи гласит: «Заражение.», которое понимается как обязательное инфицирование потерпевшего.

Часть 4 ст. 122 УК РФ создает проблемы привлечения к ответственности в случае умышленного заражения при осуществлении профессиональных обязанностей, так как статья предусматривает возможность привлечения только в случае ненадлежащего исполнения обязанностей. Также рассматриваемая норма предусматривает в ч. 2 заражение другого лица ВИЧ-инфекцией умышленно, то есть виновное лицо знало о наличие такого заболевание, но статья 122 УК РФ упускает возможность привлечения лица к уголовной ответственности, которое полностью здорово, но своими действиями достигает результата заражения потерпевшего.

Существует множество мнений касаемо объекта преступления, предусмотренного ст. 122 УК РФ. Кто-то из авторов выделяет непосредственным объектом только здоровье потерпевшего, другие считают, что им выступает здоровье и жизнь (это обосновывается тем, что заболевание всегда сопряжено со смертью). Другое более пессимистичное мнение — только жизнь является объектом данного преступного деяния.

Другое более пессимистичное мнение — только жизнь является объектом данного преступного деяния. Еще одним спорным моментом на сегодняшний день является вопрос о моменте окончании преступления.

В Энциклопедическом медицинском словаре под заражением понимается проникновение возбудителя инфекции в организм человека и животного, приводящее к развитию той или иной формы инфекционного процесса (болезнь, носительство возбудителей инфекций).

Ряд исследователей не заостряет внимание на негативных последствиях и рассматривает заражение как фактическую передачу возбудителя болезни другому человеку [2, с.

114]. Еще одной проблемой правоприменения, которая касается привлечения к ответственности за исследуемое деяние — это способ совершения.

В медицинской науке выделяют три основных способа передачи инфекции: половой, парентеральный (через кровь) и вертикальный (от матери к плоду). Насчет последнего способа ведется много споров.

В данном случае одновременно женщина реализует право на материнство, но в тоже время создает опасность заражения или же заражает ВИЧ-инфекцией ребенка, который еще не родился. Безусловно, процент передачи инфекции таким способом составляет около 25%, но он больше чем при грудном вскармливании.

«Действующее законодательство не запрещает ВИЧ-инфицированным женщинам давать новую жизнь, но вместе с тем УК РФ запрещает действия, направленные на подвергание опасности заражения ВИЧ-инфекцией вне зависимости от способа его осуществления»

[2, с.

115]. Представляется, что со стороны уголовного закона ответствен- ность в указанной сфере исключается за счет отсутствия объекта посягательства, ведь началом жизни признается начало физиологических родов. Еще одним значительным отличием конструкции ст. 122 от ст. 121 УК РФ является примечание, которое предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности.

Это основание выражается в согласии потерпевшего, но в законе не определяются рамки понятия и признаков согласия. Формулировка примечания гласит о том, что лицо, поставленное в опасность заражения либо зараженное ВИЧ-инфекцией, было своевременно предупреждено. Исходя из такой формулировки на практике возникает проблема доказывания такого предупреждения, так как законодатель не определяет письменную форму уведомления, а свидетельские показания в ситуациях, касаемых интимной близости чаще всего отсутствуют.

Также не определена и форма выражения согласия, что также приводит к сложностям при доказывании. Большинство проблем возникает при доказывании таких категорий преступлений.

Рост заболеваемых не соотносится с количеством возбуждаемых уголовных дел по ст.

121 и 122 УК РФ, думается, что это связано с несовершенством данных статей и проблемами правоприменения.

Проблемы при доказывании связаны с тем, что люди просто не идут за помощью к правоохранительным органам, так как не хотят придавать ситуацию огласке.

Основная проблема, связанная с доказыванием по ст. 122 УК РФ выражена в поиске виновного, так как инкубационный период у такой инфекции довольно большой, и потерпевший (-ая) на протяжении нескольких месяцев не знает о наличии такого заболевания, а судебным медикам практически невозможно установить давность и механизм заражения.

Если же все-таки возбуждено уголовное дело, то на практике лишение свободы чаще всего не применяется, так как раскаяние виновного в суде и факт смертельного заболевания принимается во внимание, что ведет к назначению условного срока. Таким образом, решение вышеуказан- УК РФ и с эффективностью их реализа-ных проблем возможно путем выработки ции. Все вышеперечисленные проблемы единой терминологии и правопримени- являются еще одним подтверждением о тельной позиции с учетом развития меди- необходимости глубокого детального ис-цинских технологий.

следования и совершенствования регла- Не представляется возможным в рамках ментации уголовной ответственности в одной статьи раскрыть все проблемы, свя- данной области. занные с конструкциями статей 121 и 122 Библиографический список iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . 1. Бурдинская, А.Н.

Заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122 УК РФ) как разновидность преступления против жизни и здоровья // Современные проблемы раскрытия, расследования и предупреждения преступлений против жизни и здоровья в республике Бурятия: сб.

материалов всероссийской научно-практической конференции. — Улан-удэ: Изд-во: Бурятский государственный университет, 2017.

— С. 53-56. 2. Волошин, И.А., Евдокимова И.С. Квалификация заражения ВИЧ-инфекцией: проблемы теории // Ученые записки крымского федерального университета им. В.И. Вернадского. — 2017. — № 3.

— С. 114-117. 3. Жинкин, А.А.

Заражение ВИЧ-инфекцией: проблемы законодательной регламентации и квалификации преступления // Экономика.

Право. Печать. Вестник КСЕИ. — 2017. — № 2. — С. 47-51. 4. Норвартян, Ю.С. Заражение венерической болезнь или ВИЧ-инфекцией двух или более лиц // Вестник Самарской гуманитарной академии.

— 2014. — № 15. — С. 74-77. 5.

Норвартян, Ю.С. Заражение инфекционными заболеваниями, представляющие опасность для окружающих: вопросы криминализации, пенализации и юридической техники // Общество и право. — 2012. — № 3. — С. 164-167. 6. Топчиева, Т.В. Особенности доказывания при проведении проверки сообщения о преступлении, предусмотренного ч.

Топчиева, Т.В. Особенности доказывания при проведении проверки сообщения о преступлении, предусмотренного ч.

1-2 ст. 122 УК РФ // Вестник Барнаульского юридического института МВД. — 2019. — № 2. — С. 91-94. 7. Фаргиев, И.А. Уголовно-правовая оценка заражения венерической болезнью // Уголовное право.

— 2010. — №1. — С. 42-44. 8. Хун, А.З.

Проблемы теории и практики применения ч.4 ст. 111 УК РФ // Общество и право. — 2012. — №4. — С. 127-131. 9.

Юанов, А.Х. Место и значение преступления, предусмотренного ст. 121 УК РФ, в системе преступлений против личности // Общество и право.

— 2012. — №1. — С. 166-173. PROBLEMS OF PRACTICE OF APPLICATION OF ARTICLES 121, 122 CRIMINAL CODES OF RUSSIAN FEDERATION V.S.

Kuvshinova, Student Supervisor: Candidate of Legal Sciences, Associate Professor Russian Customs Academy (Vladivostok Branch) (Russia, Vladivostok) Abstract. In article the analysis of a regulation of a criminal liability for deliberate infection with venereal illness / of a HIV-infection is presented. Problems of interpretation and application corresponding kriminalisasi signs are considered.

Some recommendations about perfection operating legislative and application approach in investigated area are as a result offered. Keywords: venereal disease, HIV-infection, criminal liability, infectious disease, qualification of crimes.

На практике


Случается всякое.

Кроме того, правоохранителям не всегда удается доказать то, что заражение человека ВИЧ произошло в стенах медицинского учреждения при переливании крови или от конкретного гражданина, носителя вируса. Таким образом, судебная практика по ст. 122 УК РФ является достаточно разнообразной.В определенных ситуациях, граждане длительное время проживают с одним партнером, а потом узнают о страшном диагнозе последнего.

Кто здесь будет виноват? Конечно, тот партнер, который заразился ВИЧ и передал вирус половым путем другому лицу.

Но доказать факт того, что это сделал именно этот человек, бывает весьма сложно, особенно в тех случаях, когда люди совместно длительное время употребляли наркотические средства и вели аморальный образ жизни.В настоящее время опасность заражения ВИЧ подстерегает людей практически везде. Например, в салонах красоты, если мастер делает маникюр необработанными инструментами или набивает на теле человека татуировку.

Поэтому риск есть везде.Но самое страшное, что практике встречаются и такие случаи, когда инфицирование людей ВИЧ происходило в медицинских учреждениях. Если работник больницы взял кровь нестерильными инструментами, а тем более шприцем, который уже был в употреблении, то ему может грозить ответственность по ч.

4 статьи 122 УК РФ. Практика также показывает, что нередко заражение ВИЧ происходит на станциях, где осуществляется переливание крови.

Потому что не все медработники относятся к своим обязанностям должным образом.

  1. 0
  2. 13.11.2017

Поделиться:

Судебная практика по статье 122 УК РФ

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.05.2017 N 15 19.

Административный надзор в отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого или освобожденного из мест лишения свободы и имеющего неснятую или непогашенную судимость за совершение умышленного преступления в отношении несовершеннолетнего, может быть установлен только в том случае, если указанный признак предусмотрен в качестве признака состава преступления (простого либо квалифицированного) в соответствующей норме уголовного закона (например, пункт «г» части 2 статьи 117, часть 2 статьи 121, часть 3 статьи 122, пункт «б» части 2 статьи 127.1, статьи 150 — 151.1, 156 УК РФ).

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29.06.2017 N 72-АПУ17-12сп осужден по ч.

2 ст. 122 УК РФ к двум годам лишения свободы; по п.

«в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к одиннадцати годам лишения свободы; по п.

п. «в», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы; по ч.

3 ст. 30 — ч. 2 ст. 167 УК РФ к трем годам лишения свободы. Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26.12.2017 N 5-АПУ17-124 Как следует из представленного материала, в рамках уголовного преследования действия Караваева А.А.

были квалифицированы по ч. 3 ст. 157 УК Республики Беларусь. Данные действия являются наказуемыми по российскому уголовному законодательству и соответствуют ч.

3 ст. 122 УК РФ, санкция которой предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше 1 года.

Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27.12.2017 N 127-УДп17-19 Президиум Верховного Суда Республики Крым, принимая во внимание положения данного Закона, внес изменения в приговор и апелляционное определение путем переквалификации действий Карелина Е.В.

и Карелина А.Е. с п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ на ч. 1 ст. 112 УК РФ, обоснованно указав, что в соответствии с УК Украины, действовавшим на территории Крыма на момент совершения осужденными преступления, действия Карелиных подлежали бы квалификации по ч.

1 ст. 122 УК Украины — умышленное причинение средней тяжести телесных повреждений, которая не предусматривала такого квалифицирующего признака как совершение преступления группой лиц.

Постановление Верховного Суда РФ от 29.11.2019 N 48-УД19-19 осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы; по ч.

2 ст. 228 к 3 годам 6 месяцам лишения свободы; за каждое из двух преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 167 УК РФ, к 2 годам лишения свободы; по п. «а» ч. 3 ст. 131 к 8 годам 6 месяцам лишения свободы; по п.

«а» ч. 3 ст. 132 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 122 УК РФ к 9 месяцам лишения свободы.

Консультации и комментарии юристов по ст 122 УК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 122 УК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта. Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени.

Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день. ‹ Статья 122 УК РФ ›

Проблемы правоприменения ст.

122 УК РФ Текст научной статьи по специальности «Право»

«Досудебное производство по уголовным делам о профессиональных преступлениях, совершенных медицинскими работниками» связанные с корыстными побуждениями. Кроме того, у них отмечается стремление к самоутверждению любым способом, к превосходству как над коллегами, так и над пациентами, завышенная самооценка своего профессионального потенциала, пренебрежение к интересам пациентов5, правилам (стандартам) оказания медицинской помощи, а нередко и порядку ведения соответствующей документации. Перечисленные свойства личности субъектов рассматриваемого вида преступления приводят к тому, что лишь часть из вышеуказанных групп документов охватывается их вниманием при внесении в них изменений.

Некоторым из документов они и вовсе не придают значение как доказательствам, о других забывают. Это позволяет следователю, несмотря на серьезное противодействие со стороны медицинского персонала, обнаружить следы, подтверждающие его версию о совершении преступления в сфере оказания медицинских услуг.

Объем статьи не позволяет рассмотреть классификацию, значение и особенности поиска документов, в которых могут быть отражены следы ятрогенных преступлений. Проведенные учеными-криминалистами и исследования сыграли значительную роль в изучении проблемы. Однако их работы зачастую посвящены отдельным видам оказания медицинской помощи.

Вместе с тем для целей расследования назрела необходимость в комплексном подходе при разработке классификации всех видов документов, регламентирующих деятельность медицинских работников. Решение такой задачи требует дополнительного исследования. 5 Пристансков В.Д. Понятие и подходы к исследованию: Мо-ногр.

СПб., 2005. С. 83. УДК 61 DOI 10.24411/2587-4926-2018-10010 ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ СТ. 122 УК РФ ПАВЕЛ ЕВГЕНЬЕВИЧ ВЛАСОВ, начальник второго отдела по исследованию уголовно-процессуальных проблем научно-исследовательского центра № 5 (по исследованию проблем расследования преступлений органами предварительного следствия и дознания) ФГКУ «ВНИИ МВД России» кандидат юридических наук, доцент полковник полиции E-mail: Аннотация. На основе анализа действующего законодательства, информационно-аналитических материалов, размещенных в сети Интернет и справочной правовой системе Консультант-Плюс: Версия Проф, различных литературных источников, относящихся к исследуемой проблеме, а также материалов следственно-судебной практики проанализированы проблемы правоприменения положений ст.

122 УК РФ. Ключевые слова: ВИЧ-инфекция, СПИД, ст.

122 УК РФ, здоровье, поставление в опасность заражения, заражение, медицинские работники, профессиональные преступления. Vlasov P.E. PROBLEMS OF LAW ENFORCEMENT ART. 122 OF THE CRIMINAL CODE Преступления, входящие в сферу профессиональной деятельности, к которым относятся и преступления, совершенные медицинскими работниками, обладают высокой степенью латент-ности.

Поставление в опасность заражения и заражение ВИЧ-инфекцией при оказании медицинской помощи не является исключением. Учитывая, что здо- ровье, как неотъемлемое и неотчуждаемое благо, принадлежит человеку от рождения, охраняется госу-дарством1, болезнь, вызванную вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) — относят к заболеванию, кото- 1 Конституция Российской Федерации // СЗ РФ.

2014. № 31. Ст. 4398. ACTUAL PROBLEMS OF MEDICINE AND BIOLOGY No.

2-2018

«Pre-trial proceedings in criminal cases on professional crimes committed by medical workers»

рое представляет опасность для окружающих2, а по степени общественной опасности, преступления, предусмотренные ст.

122 УК РФ, относятся к категории небольшой и средней тяжести. Поскольку, хроническое заболевание, вызываемое вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекция), приобретает массовое распространение во всем мире, вызывает тяжелые социально-экономические и демографические последствия, создает угрозу личной, общественной, государственной безопасности, а также угрозу существованию человечества, в Российской Федерации разработаны механизмы медицинского и правового предупреждения распространения ВИЧ-инфекции3.

Наряду с этим, следует признать, что в современных условиях некоторые положения Федерального закона от 30 марта 1995 г. № 38-Ф3 (ред. от 23 мая 2016 г., с изм.

и доп., вступ. в силу с 1 января 2017 г.)

«О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека»

, нормы Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Уголовного кодекса Российской Федерации, устанавливающие, соответственно, административную и уголовную ответственность за посягательства на правоотношения, возникающие в сфере профилактики и борьбы с распространением ВИЧ-инфекции, вне всякого сомнения, нуждаются в изменении и дополнении. Рост числа ВИЧ-инфицированных в Российской Федерации, на правительственном уровне активизировал работу в направлении противодействия распространению ВИЧ-инфекции (протокол заседания Правительственной комиссии по вопросам охраны здоровья граждан от 23 октября 2015 г.

№ 4). Результат — Государственная стратегия противодействия распространению ВИЧ-инфекции в Российской Федерации на период до 2020 г. и дальнейшую перспективу, утвержденная распоряжением Правительства Российской Федерации от 20 октября 2016 г.

№ 2203-р, а в соответствии с Планом мероприятий по реализации Государственной стратегии противодействия распространению ВИЧ-инфекции в Российской Федерации на период до 2020 г. и дальнейшую перспективу, утвержденным распоряжением Правительства Российской Федерации от 20 апреля 2017 г.

№ 754-р МВД России предписано актуализировать нормативные правовые акты, регламентирующие вопросы предупреждения распространения ВИЧ-инфекции.

Опираясь на данные анализа правоприменительной практики рассматриваемых преступлений в целом (за период с 2003 г.), имеющиеся точки зрения из различных литературных источников, посвященных проблемам противодействия распространению ВИЧ-инфекции, результаты проведенных опросов следователей и дознавателей, можно с уверенностью утверждать, что отсутствующая официальная статистика и «невостребованность» ч.

4 ст. 122 УК РФ на практике, доказывает наличие, по крайней мере, двух блоков нерешенных проблем.

К первому блоку можно отнести проблемы доказывания в части установления причинно-следственной связи между действиями виновных лиц и наступившими преступными последствиями. Так, например, следует учитывать продолжительный «инкубационный» период лентивирусов, когда вирус иммунодефицита человека у инфицированного не обнаруживается.

По некоторым, установленным медициной фактам, такой период может достигать десяти лет, а точную дату заражения, можно определить только через многие месяцы или годы4. Ко второму блоку относятся проблемы конструкций рассматриваемой нормы в целом и по частям, не позволяющие на практике однозначно и правильно квалифицировать содеянное5.

По конструкции объективной стороны состава преступления, ч.

1 ст. 122 УК РФ относится к усеченному, который, как в теории уголовного права, так и среди сторонников признания «усеченных» составов, считается составом «способствующим активизации борьбы с наиболее опасными преступлениями» (например, труды М.Д. Шаргородского и Н.Д. Дурма- 2 Постановление Правительства РФ от 1 декабря 2004 г.

№ 715 (ред. от 13 июля 2012 г.)

«Об утверждении перечня социально значимых заболеваний и перечня заболеваний, представляющих опасность для окружающих»

// СЗ РФ. 2004. № 49. Ст. 4916. 3 Федеральный закон от 30 марта 1995 г.

№ 38-Ф3 (в ред. от 30 декабря 2015 г.)

«О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)»

// СЗ РФ.

1995. № 14. Ст. 1212. iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . 4 Применение теста 4 поколения на ВИЧ // ULR: http:// kro-vetvorenie.ru 5 На этот счет, имеются и противоположные мнения. См.: Яковлева Л.В. Уголовно-правовые и криминологические меры противодействия распространению ВИЧ-инфекции в Российской Федерации // Преступность, уголовная политика, закон: Мат.

Всерос. науч.-практ. конф. 2016. С. 397-401. International scientific-practical conference

«Досудебное производство по уголовным делам о профессиональных преступлениях, совершенных медицинскими работниками»

нова)6. Т.е., медицинскому работнику, например, достаточно нарушить определенный порядок забора биологических сред и жидкостей для тестирования (порядок обращения с биологическими средами ВИЧ-инфицированного, биологическими жидкостями и органами для трансплантации), тем самым создать опасность для заражения ВИЧ-инфекцией.

Наступление последствий в виде заражения, в таком случае не требуется. Однако не существует нормативно закрепленных ошибок, которые может совершить медицинский работник, и которые можно признать действиями, ставящими в опасность заражения ВИЧ-инфекцией.

Думается, что подобное предопределяет практическую невозможность привлечения к уголовной ответственности по ч.

1 ст. 122 УК РФ медицинских работников. Затруднительно на практике квалифицировать действия ВИЧ-инфицированного, учитывая, что признак «заведомости» определяет совершение преступления по ч.

1 ст. 122 УК РФ только с прямым умыслом, а умысел, в описанной ниже ситуации отсутствует. ВИЧ-инфицированный сообщает об имеющемся у него заболевании, после чего вступает в половой контакт, используя контрацептив барьерного типа, исключающий возможность ВИЧ-инфицирования партнера (передачи вируса иммунодефицита человека).

Иными словами он, в соответствии с выданным ему предписанием (в специализированном медицинском учреждении в сфере профилактики и борьбы со СПИДом, в котором он состоит на учете), выполняет все необходимые и требуемые от него действия, направленные на нераспространение ВИЧ-инфекции. Однако потерпевшая обращается в правоохранительные органы с соответствующим заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности. И становится вовсе непонятно, как правильно квалифицировать совершенное медицинским работником заражение лица ВИЧ-инфекцией, в свете разъяснений п.

12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 декабря 2014 г. № 16

«О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы лично-сти»

7, устанавливающего «возможность» наряду с умышленным, неосторожное заражение лица ВИЧ-инфекцией. Совершенно очевидно, подобные правовые коллизии требуют современного научного осмысления.

Отдельно можно обозначить проблемы применения ст. 122 УК РФ в части квалификации содеянного, сопряженные с несовершенством имеющихся в распоряжении современной медицины методик выявления заражения ВИЧ-инфекцией.

Так, современные методы выявления ВИЧ-инфекции в организме человека, не свободны от недостатков, в результате чего первичное тестирование на ВИЧ наиболее распространенным и развивающимся методом — ИФА-тестом (иммуноферментный анализ) (англ.

enzyme-linked immunosorbent assay, ELISA), может дать как положительные, так ложноотри-цательные и ложноположительные результаты8, что в свою очередь в обязательном порядке повлечет повторное тестирование, требующее, при определенных условиях, полугодичного периода.

При этом только после положительного результата иммунного блот-тинга9 (на данный метод тестирования также необходимо время), ставится окончательный диагноз.

Кроме того, известны многочисленные случаи, когда заражения ВИЧ при определенных обстоятельствах не происходит, хотя по всем «законам» распространения подобной инфекции, должно было бы произойти.

Кого и за какое преступление привлекать к уголовной ответственности в подобных ситуациях, учитывая отсутствие каких-либо претензий со стороны потерпевшего? В настоящее время ответ на данный вопрос затруднителен.

Вышеизложенное обнажает пласт неразрешенных правовых дефиниций, подтверждает наличие проблем правоприменительной практики привлечения к уголовной ответственности виновных лиц за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 и ч. 4 ст. 122 УК РФ, что заслуживает научного переосмысления и разработки современных, научно-обоснованных методик расследования рассматриваемых преступлений. 6 Непосредственно применительно к теме данного исследования см., например: Венев Д.А.

Алгоритмизация первоначального этапа расследования (доследственной проверки) при расследовании преступлений, связанных с заражением другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения медицинским работником своих профессиональных обязанностей // Актуальные проблемы российского права.

2015. № 6. С. 175-182. 7 Российская газета. 2014, 12 дек. 8 Современные методы диагностики ВИЧ-инфекции // ULR: http:// myfamilydoctor.ru 9 Там же.

Мифы и статистика

По данным судебного департамента, с 2009 по 2014 год по статье 122 осуждены 227 человек.

Еще 49 дел прекращено — в основном, по примирению сторон. К лишению свободы приговорили 75 человек, остальным дали условные сроки или ограничение свободы. Большинство осужденных привлечены за фактическое заражение.

По данным на 2014 год, больше половины осужденных — люди в возрасте от 30 до 49 лет, примерно треть — женщины. В 2014 году за заведомое постановление другого лица в опасность заражения ВИЧ (часть 1 статьи 122) были осуждены 19 человек, за фактическое заражение — 20, за то же деяние, совершенное в отношении двух или более лиц, либо несовершеннолетнего суд вынес приговор двоим обвиняемым. Статья 122 во многом схожа со статьей 121 — умышленное заражение венерической болезнью, — но предусматривает более строгое наказание.

К примеру, за заражение партнера сифилисом, гонореей и некоторыми другими болезнями предполагаемому преступнику грозит штраф в размере до двухсот тысяч рублей либо до шести месяцев ареста. За заражение двух или более лиц, либо несовершеннолетнего максимальное наказание — два года колонии.

В комментарии к уголовному кодексу опасность ВИЧ объясняется так: во-первых, заразившийся может долго не знать о своем статусе и представлять опасность для окружающих, во-вторых, болезнь фактически неизлечима,

«больной в течение короткого времени уходит из жизни»

. Последнее — больше стереотип, чем правда: без лечения инфицированный проживет еще 10-20 лет, но благодаря антиретровирусной терапии у него появляются шансы дожить до старости.

В 2012 году судья Игорь Кусакин прекратил уголовное преследование жительницы Тольятти, укусившей свою знакомую за запястье. «Имея умысел на заведомое поставление в опасность заражения ВИЧ-инфекцией В.

, достоверно зная о своем заболевании и будучи предупрежденной о том, что несет уголовную ответственность по статье 122 УК, если поставит другое лицо в опасность заражения заболеванием СПИД, в ходе конфликта умышленно нанесла телесное повреждение», — говорится в судебном постановлении. Дело закрыто в связи с примирением сторон. «Мифы о ВИЧ — серьезная проблема, — считает Илья Лапин, активист движения “Пациентский контроль”.

— Любой человек должен знать, что через укус, поцелуй или посуду ВИЧ не передается. Он передается только тремя способами. Во-первых, через кровь. Во-вторых, половым путем, через обмен биологическими жидкостями.

Третий способ — от матери к ребенку в процессе беременности или грудного вскармливания. Я могу покусать кого угодно, но чтобы заразить вирусом, я должен прокусить вены себе и другому человеку и умудриться каким-то образом перелить свою кровь в его кровь. Нельзя забывать, что когда мы, например, порезались, кровь течет наружу, чтобы вымыть всю гадость, которая может попасть внутрь.

Это защитная реакция организма». В множестве случаев заражения ВИЧ точная причина передачи вируса неизвестна.

По имеющимся данным центров профилактики и борьбы со СПИДом, в 2014 году ВИЧ чаще передавался через нестерильные шприцы при употреблении наркотиков (58,4%).

Глава Федерального центра СПИДа Вадим Покровский считает, что снизить количество заражений помогла бы заместительная терапия, которая запрещена в России. На втором месте — гетеросексуальные половые контакты (около 40%).

Через гомосексуальные акты заразилось чуть более 1% опрошенных.

Также в 2014 году зафиксировано 11 случаев заражения в больницах, из них четыре — через нестерильные инструменты, пять — через переливание крови.